Меню

Рассылка новостей




04.07.2018

Контрабанда или конкуренты: против чего в действительности борются лоббисты

Наконец-то Кабмин принял пакет постановлений, которые уничтожают многолетнюю практику поборов и издевательств в отношении предпринимателей, использующих (часто – вынужденно, по требованию закона) регистраторы расчетных операций.


Фото: pixabay.com

Если все удастся реализовать как задумано, то вместо того, чтобы тратиться на дорогущий и капризный аппарат (с конкуренцией на этом рынке не плохо, а очень плохо), расходные материалы, обязательное техобслуживание, вести журналы (за которые еще и штрафуют) и т.д. достаточно будет поставить сертифицированную бесплатную программку на любой девайс – и все требования законодательства соблюдены.

Однако, в бочку меда некоторые лоббисты, связанные с ними эксперты, и просто добровольные помощники тут же попытались влить ложку дегтя.

Вот теперь-то, радуются они, наконец-то, отпадет главное возражение против фискализации, попытки навязать регистраторы расчетных операций (РРО) всем, включая бабушку с укропом: сделаем как в Грузии, Болгарии и в (якобы) всей Европе.

Это органично влилось в кампанию, которую представители отечественных производителей и части крупной розницы давно ведут в пользу контроля конечных продаж как, якобы, средства борьбы с контрабандой.

Точнее, нарушением таможенных правил – ибо ввезенный левым образом товар, строго говоря, не называется контрабандой. Уже набила оскомину фраза ряда лоббистов о том, что "если контрабандный товар в розницу невозможно будет продать – то и контрабанды не станет".

На самом деле ничего кроме возмущения такой давно опровергнутый подход не вызывает: ни контрабанду, ни теневую экономику с его помощью побороть не удастся, по описанным дальше причинам - разве что "конверты", теневики и налоговики "заработают" больше.

Зато упрощенной системе налогообложения, во всяком случае в розничной торговле, придет конец.

Ибо, если каждый торговец вынужден будет выдавать чеки и хранить три года первичные документы на свой товар, то главный смысл упрощенки - невозможность доить мелкий бизнес – будет утрачен: к любому из них можно будет прийти, придраться, и "договориться", как в блаженные для налоговиков 90-е.

В результате, малый бизнес, скорее всего, впору будет заносить в "красную книгу", ведь и сейчас ему не особо выгодно работать, а при таких условиях станет совсем невмоготу.

Однако, создается впечатление, что это и есть главная цель: на самом деле, побороть хотят не контрабанду и теневую экономику, а именно конкурентов в лице легально работающего малого бизнеса.

Кто этого хочет?

Напомню, что предыдущая попытка сделать нечто подобное была связана с именем Азарова, желавшего "вернуть людей на заводы" и стоила стране больше двух миллионов легальных рабочих мест.

Часть (несколько сот тысяч) из мелких торговцев, видимо, действительно вернулась на заводы, остальные, скорее всего, просто ушли в полную тень.

Тем не менее, опыт папередников ничему не учит, и сейчас идею всеобщей фискализации расчетов и учета первичных документов, а то и полноценного товарного учета, продолжают лоббировать народные депутаты Фролов, Чекита, Шинькович, Демчак и прочие соавторы законопроектов № 6758, 7142 и 8089.

Более того, она находит поддержку и понимание у главы Комитета ВР по налоговой и таможенной политике Нины Южаниной, да и Владимир Гройсман, к сожалению, не чужд подобных намерений, хотя еще полтора года назад не поддерживал их.

При этом, как и в других подобных вопросах, лоббисты на самом деле преследуют совсем другие цели, чем объявляют.

И не случайно, что они даже не пытаются отвечать на аргументированную критику, не оставляющую камня на камне от их предложений, упорно выдают желаемое за действительное, тиражируют расхожие заблуждения и порой просто обманывают.

При этом, одни и те же предложения, вместе с давно опровергнутыми псевдо-аргументами, от которых за версту несет популизмом, повторяются из раза в раз.

Иногда их смешивают с правильными идеями и в таком праздничном наборе втюхивают тем, кто должен принимать решения в расчете на то, что не все разбираются в теме.

А слова о "практиках успешных стран", "прозрачности", "равных условиях", и т.д. на первый взгляд звучат привлекательно – если только не знать, что за ними стоит нечто прямо противоположное, а опыт тех же Грузии и Болгарии, мягко говоря, не однозначно положительный.

В частности, в Украине уже в третий раз проводятся (с участием автора) Экономические форумы, которые организует группа бизнес-ассоциаций, недавно объединившихся в Українську Раду Бізнесу (УРБ).

В целом – прекрасная возможность донести до политиков и топ-чиновников проблемы и требования бизнеса, причем, что особенно важно, с соответствующей аналитикой.

В частности, на последнем из этих Форумов, прошедшем 18 мая, поднимались вопросы подлинной реформы налоговых и таможенных органов, снижения общей налоговой нагрузки – прежде всего, противоестественного налога на труд, удержания квалифицированных кадров в Украине, и др.

Однако эту площадку группа лоббистов из раза в раз использует для того, чтобы толкнуть губительные идеи контроля конечных продаж через тотальную фискализацию, "первичные документы для всех" и т.д.

Например, на последнем Форуме об этом говорил сопредседатель Таможенного комитета Европейской Бизнес Ассоциации Александр Лазарев и партнер фирмы "Кесарев консалтинг" Михаил Соколов.

На предыдущем – шеф-редактор газеты "Бизнес" Владимир Чеповой и ректор Университета ГФС Павел Пашко. Чем же они аргументируют, и что в этом плохого?

В чем, собственно, вопрос?

Импорт, пересекающий таможенную границу, должен там облагаться НДС – иначе он получает действительно несправедливые конкурентные преимущества перед отечественным товаром.

Впрочем, отечественный тоже можно продать "налево", а уплаченный НДС – отбить через "скрутку", ну, или произвести его подпольно, как происходит со значительной частью спирта и агропродукции.

Во всех трех случаях, на таможенной территории страны оказывается "левый" товар без документов.

Лоббисты контроля конечных продаж обращают внимание на то, что сегодня его можно практически легально продать через ФОП – плательщиков единого налога, поскольку они не обязаны использовать РРО и хранить документы на товар. До этого момента с ними нельзя не согласиться.

Но из этого делается вывод, что путем контроля на этапе конечной продажи, якобы, можно перекрыть контрабанду, "скрутки" и левое производство: если, мол, заставить всех этих ФОП установить РРО и вести учет первичных документов, то, как они утверждают, левый товар нельзя будет сбыть, соответственно и спроса на него не будет.

И вот этот вывод – ложный, от начала до конца.

Во-первых, предыдущий опыт, в частности, так называемого критического импорта, освобожденного от НДС, показывает, что если уж на первом этапе этот налог не был заплачен, то он практически наверняка не будет заплачен и в дальнейшем, как его не контролируй.

Ведь продажа через ФОП – не единственный, и, скорее всего, не главный канал сбыта левого товара. Объем контрабанды, по словам народного депутата Татьяны Остриковой, оценивается в $6 млрд, то есть около 170 млрд грн – и эта цифра неплохо соотносится с другими оценками.

А весь объем продаж оптовых и розничных торговцев - плательщиков единого налога составлял в 2016 году меньше 190 млрд. Ах, конечно, мы его не знаем, поскольку они торгуют без РРО.

На самом деле, предприниматели действительно укрывают часть выручки, и статистический метод позволяет оценить эти объемы – они составляли в том же году около 50 млрд, то есть, всего речь идет о, примерно, 240.

Но не надо забывать, что, при этом, туда входит и оптовая торговля; плюс, как мы прекрасно понимаем, мелкие торговцы в большинстве своем продают вполне себе отечественные товары (может быть, даже и "левые", но не входящие в искомые 170 млрд грн контрабаса).

А ведь есть еще подпольное с/х производство, от которого только недопоступления в бюджет оцениваются от 16 до 40 млрд грн, то есть, стоимость продукции у производителя минимум впятеро больше. 

И скрутки, оборот которых составляет, по словам той же Южаниной – около 60-70 млрд грн в год – все вместе взятое существенно превышает 300 млрд.

При этом, например, подсолнечного масла экспортируется больше, чем официально производится – и это уж точно не дело рук ФОПов. То есть, на них пытаются списать чужие грехи, вероятно в несколько раз превышающие их собственные.

Ларчик открывается просто: вожделенные лоббистами контроля конечных продаж первичные документы за сходную плату массово штампуются "конвертами", а с ними товар формально перестает быть левым и успешно реализуется через крупные магазины, или, даже, продается государству.

Именно поэтому рынок алкоголя, на котором сбылись все голубые мечты лоббистов – и РРО, и первичные документы, и, даже, товарный учет – как был, так и остался наполовину в тени.

Только если раньше на левак можно было с большой вероятностью нарваться на базаре или в ларьке, а большие магазины были хоть и дороже, но надежнее, то теперь фальсификат продают и там – это, кстати, о "защите потребителя".

О которой, якобы, так заботятся лоббисты кассовых аппаратов, в том числе "для сложной бытовой техники". Плюс, естественно, никуда не делась настоящая "тень" - от известных всей стране оптовых вещевых рынков, где работа идет полностью в черную.

Туда ни один проверяющий носа не смеет сунуть, ибо они под надлежащей "крышей" – до бабушек с сигаретами на улицах.

Эти торговцы не платят налогов вообще, даже единого налога, а только "отстегивают крыше", которая и решает все вопросы – и именно в эту "тень" уходят и люди, и товарные потоки, при каждом наступлении на "упрощенку".

На самом деле, каналы сбыта контрабанды (как и прочего левого товара) – это сообщающиеся сосуды, точнее параллельные трубы: чем сильнее пережмут один, тем больше пойдет через второй, благо расширить его всегда готовы.

Поэтому бенефициарами "контроля конечных продаж" станут не столько белые торговцы, сколько "конверты" и теневики с их крышами.

Да, конечно, вместо легального канала получится нелегальный – но кого это смущало в нашей стране, где бизнес практически поголовно пользуется теми же "конвертами" для других целей?

Вырастут только доходы "крыш" и уязвимость перед правонарушительными органами, больше станет правового нигилизма и рэкета. А вот контрабанда пострадает меньше всего.

Во-вторых, попытки перенести тяжесть контроля с границы (или производителей) на конечные продажи "как в Европе" – это, как минимум, попытки свалить с больной головы на здоровую, вывести таможенников (в случае Александра Лазарева и Павла Пашко – бывших коллег) из-под удара.

Эти предложения игнорируют наши печальные реалии, в частности, коррумпированность налоговой в сочетании с правовой беззащитностью мелкого бизнеса.

В частности, лоббисты расширения контроля конечных продаж упорно уходят от двух простых и логичных вопросов (разумеется, риторических, но отнюдь не праздных):

  1. Что проще и дешевле: проконтролировать пару сотен пунктов пропуска на границе, или много сотен тысяч конечных продавцов?
  2. С кем проще и легче "договориться": с высокооплачиваемым (после реформы) таможенником, сидящим на посту, оснащенном видеокамерами и сканерами (с обязательным сканированием каждой грузовой машины или бусика), и при этом знающим, что к записям видеокамер и сканеров, как и ко всем оформляемым документам, имеют постоянный скрытый доступ сотрудники новой, независимой и добропорядочной службы финансовых расследований (или как она там будет называться); или с относительно низкооплачиваемым (ибо понадобится их легион) налоговым инспектором, пришедшим проверять учет первички в мелкой торговой точке?

Да, в странах ЕС пытаются контролировать конечные продажи, но не от хорошей жизни: часто просто нет другого способа определить происхождение товара – поскольку границы прозрачны, и таможенного контроля нет по определению.

Но нам-то эти проблемы к чему? Однако, к сожалению, подобное "карго-интеграторство" приобрело в последние годы характер общего помешательства, затронувшего многие сферы.

Не избежал его и экономист Илья Несходовский, заявивший на упомянутом Форуме, что "ни в одной стране мира нет такого, чтобы одновременно отсутствовали и РРО и учет документов".

Хотя, на самом деле, даже в исследовании, которое он представлял, отмечено, что такого нет ни в одной развитой стране. А Украина, как бы нам это ни было противно признавать, относится к развивающимся, и здесь действует правило "по одежке протягивай ножки".

На самом деле, аргументы о том, что так делают в некоторых странах ЕС, по своей преступной безответственности напоминают призыв к подростку, страдающему возрастной сердечной недостаточностью, бегать марафон – потому что здоровые, мол, люди это делают.

А ведь ориентироваться нужно на успешных, и перенимать их опыт, не так ли?

Вредные советы

Нет, категорически не так. В некоторый случаях (там, где речь идет об упрощении, либерализации, и т.д.) – да, конечно, это только на пользу.

Однако этого нам почему-то не предлагают, мы годами ждем открытый рынок земли, отмену акциза на автомобили, да и те же РРО третьего поколения, с которых начался разговор, и т.д.

Опыт же развитых стран, который содержит для стран с неразвитыми институтами коррупционные риски – Украина перенимать не должна ни под каким предлогом.

Нельзя устанавливать законы, которые будут массово нарушаться – потому что они только способствуют процветанию и расширению коррупции.

Нельзя действовать так, будто бы у нас уже есть квалифицированные и добросовестные контролирующие службы – иначе они никогда таковыми не станут.

Нельзя перенимать дорогие инструменты без анализа выгод и затрат – у нас баланс может быть совсем другим, чем в тех странах, где они, якобы, успешно работают.

А может быть, кстати, они и там не оправданы, но пролоббированы – как, например, всеобщая фискализация в Болгарии, которой не повезло иметь "отечественного производителя" кассовых аппаратов, получившего за счет налогоплательщиков супер заказ на оснащение своей продукцией даже бабушки с укропом.

С большой выгодой для себя, но без всякого эффекта для экономики. И это, между прочим, не исключение, а, скорее, правило. Вопрос совсем недавно тщательно исследовали эксперты МВФ, очевидно, с целью доказать эффективность фискализации.

Но подробно проанализировав опыт двадцати очень разных стран, от Малави до Швеции они, как честные исследователи, вынуждены были констатировать, что гипотеза оказалась опровергнутой: "Фискализация – не "серебряная пуля" против теневой экономики" - пишут они.

Даже если некоторый эффект и отмечался непосредственно после ее введения, он исчезал за несколько лет. Действительно помогали только комплексные реформы, в которых, однако, невозможно выделить вклад собственно фискализации.

При этом, цена "всеобщей фискализации" для украинского малого бизнеса критически высока, даже после долгожданных и выстраданных нововведений, описанных в начале статьи. С одной стороны, нужно еще раз напомнить, что Украина – не развитая страна.

Далеко не у всех, особенно в провинции, есть смартфоны; не всюду есть надежное покрытие мобильного интернета; и не все нынешние торговцы смогут освоить работу с программой.

Причем, больше всего пострадали бы самые бедные и незащищенные: те самые бабушки в селах и небольших поселках. Им всем пришлось бы уйти в полную тень тотально, без шанса легализоваться.

С другой стороны, кассовый аппарат (в любой форме) без проверок – это как… ну, в общем, сами знаете что без сами знаете чего.

Поэтому, когда тогдашний замминистра финансов Елена Макеева в 2015-м уверяла, что, мол, ничего страшного она не предлагает, обязательные РРО – да, требуем, но проверок не будет – она просто откровенно обманывала (не в первый и не в последний раз).

Можно относительно легко проконтролировать, чтобы все торговцы зарегистрировали РРО, но вот чтобы они реально выбивали чеки каждому первому покупателю – этого даже в развитых странах не всегда удается добиться.

Зато у налоговой появляется возможность штрафовать по самым разным поводам, вплоть до шантажа "а вот я сейчас напишу, что ты не выдал чек" - и, соответственно, доить, доить и еще раз доить.

Иными словами, Южанина и другие сторонники фискализации на самом деле предлагают прописать больному очень дорогое лекарство с тяжелейшими (и неотвратимыми) побочными эффектами, и недоказанной эффективностью.

Обычно такие лекарства запрещены, а если их и применяют – то только по жизненным показаниям.

Бой с тенью

Так, как же, говорят некоторые представители среднего бизнеса (в данном случае – Олег Иваненко, директор Украинской ассоциации производителей электротехники), у нас аж 35% теневой экономики, мы же должны с ней бороться, а для этого, мол, прежде всего, нужен контроль товарных цепочек.

Но это или неведение, или манипуляция: грубо говоря, 35% от ВВП – это около $36 млрд. Из них контрабанда и ее продажа без налогов, с которой предлагают бороться таким вот дорогостоящим, коррупционным и сложным в администрировании способом, составляет аж 6 млрд.

Даже если бы таким образом действительно можно было побороть контрабанду (хотя это не удалось полностью ни одной стране мира), то и тогда уровень теневой экономики снизился бы аж на 6 процентных пунктов, то есть, до примерно 30% – а на самом деле куда меньше в силу выше описанных обстоятельств.

Так, к примеру, благодаря другим мерам (сокращению ЕСВ, борьбе со злоупотреблениями НДС, и т.д.) он с 2014 года упал в полтора раза сильнее: с 42% от ВВП до 33% от ВВП (данные за девять месяцев 2017-го).

На самом же деле, если смотреть в масштабах страны, то, как показало исследование (кстати, презентованное на таком же точно Форуме осенью) – другие составляющие теневой экономики, например махинации с оффшорами, в которые от налога уводится около $10 млрд ежегодно, превышают всю контрабанду вместе взятую, не говоря уже о той ее доле, которая сейчас реализуется через ФОП.

Суммарный (условный) ущерб от всех оцененных схем уклонения от налогов действительно составляет около 100 млрд гривен в год – эту цифру очень любят повторять лоббисты фискализации.

Однако даже если бы ее можно было осуществить, и если бы она сработала, как задумано, то в действительности удалось бы вывести из тени только 1-2% от этой суммы, остальные на совести крупных схем.

Но о них почему-то говорят куда меньше. Или намеренно отвлекают внимание – благо, эта часть теневой экономики на виду, в отличие от настоящих ее монстров?

Впрочем, почему бы не бороться со всем вместе? Во-первых, государство не всемогущее, его ограниченный ресурс можно потратить на ловлю "мышей", а можно – на охоту за "лосями".

Чем больше внимания "мышам", тем спокойнее "лосям" – но если интересует результат, а не сам процесс охоты, то начинать нужно с крупной дичи. Во-вторых, правительство – это не оккупационная администрация, которая может позволить себе все, что угодно.

Воевать на всех фронтах одновременно не выйдет, нужно выбирать что-то одно: или со средним классом (пусть даже частично теневым – до поры до времени на это можно закрыть глаза) против олигархов, или наоборот.

Впрочем, последнее чревато революцией и еще никогда в истории не срабатывало. Наводить порядок можно только сверху вниз, так называемая элита должна заслужить это право.

В-третьих, всякая борьба оправдана только до тех пор, пока выгоды (для общества, не для бюджета) превышают затраты. Перфекционизм, к которому профессионально склонны юристы и бухгалтера здесь неуместен, поскольку ведет к экономическим потерям.

То есть, мы с вами вынуждены платить за верность умозрительным принципам и стройность теоретических конструкций.

К сожалению, в налоговых вопросах задают тон именно представители этих двух уважаемых (без всяких кавычек) профессий – и поэтому порой их совершенно искренние заблуждения и иллюзии, порожденные профессиональным искривлением, льют воду на мельницу лоббистов.

Внешне это выглядит так, что, если верить их словам, они, как минимум, исходят из каких-то нереальных представлений о способностях наших контролирующих органов, с одной стороны, и наших же мелких предпринимателей, с другой.

Наверное, в своем бизнесе они вряд ли позволяют себе выдавать желаемое за действительное, делают непросчитанные ходы, и наверняка оценивают разные альтернативы по их соотношению затрат и выгод.

А когда речь заходит о государственной политике, вдруг, становятся наивными идеалистами, готовыми к любым жертвам (правда, не за свой счет) для борьбы со злом.

И, наконец, вернемся к тем главным для всего бизнеса проблемам, о которых шла речь, в том числе, на Экономических форумах: это именно тот случай, когда важные вопросы приносят в жертву второстепенным, во всяком случае в одном, но ключевом деле, реформе налоговой и таможни.

Всем, кто работает в бизнесе, наверное, уже понятно, что никакие, самые лучшие, законы не сработают, если воплощать их поручат питомцам Азарова.

Необходима настоящая, глубокая, реформа, перезагрузка – чтобы вытравить его дух, сменить корпоративную культуру, стереть институциональную память этой коррупционно-репрессивной машины.

И на ее месте выстроить новую структуру – из преимущественно других людей, и на других принципах.

Однако у всего есть своя цена. Такая реформа несовместима с сохранением и, тем более, расширением коррупционных возможностей, в частности, необходимости в проверках.

Поэтому по крайней мере пока не пройдет несколько лет после успешного завершения такой реформы, и новая ДФС не утвердится на новых принципах, не докажет их на деле – никакой речи ни о каком усилении контроля конечных продаж и расширении фискализации быть не может.

Тем более, что такой контроль при старых кадрах ни к чему, кроме коррупции, не ведет – как, в числе прочего, доказывает пример с рынком алкоголя, а также опыт с попыткой фискализировать продажи "сложной бытовой техники".

Чего, в таком случае, стоят все призывы к глубокой, коренной, реформе налоговых органов, если те же люди через запятую начинают говорить о "контроле конечных продаж", и именно этот пункт воплощают потом в законопроектах, доносят до руководства страны на совещаниях, и рекламируют на ситилайтах?

Чем дело кончится?

Нежелание отвечать на приведенные выше аргументы говорит о том, что настоящая цель лоббистов в данном случае – не контрабанда, и не теневой рынок.

Все гораздо прозаичнее: некоторые крупные торговые сети мечтают избавиться от конкурентов, и установить картель – как это успешно сделали, например, торговцы автомобильным топливом. Но это крайне недальновидная позиция.

Помните, когда-то обсуждался закон "о внутренней торговле", который должен был вмешаться в отношения поставщиков и розницы? И тогда тоже говорилось о том, что это, мол, европейский опыт? 

Так вот, этот опыт в Европе появился именно потому что там такие картели, увы, имеют место.

В результате, поставщики вынуждены нагибать розницу руками государства, а малый бизнес – требовать дискриминационных ограничений для крупных сетей, вроде выноса больших магазинов за черту города, запрета им работать по ночам и в выходные, и тому подобных ужасов.

В Украине основным аргументом против таких драконовских мер в те времена стало как раз наличие большого и живого сектора мелких розничных торговцев, что, вообще-то, свойственно любым развивающимся странам.

Те, кто мечтают его убить руками государства, не мыслят дальше собственного носа. Ведь если они добьются своего, то завтра, когда они поднимут цены, то же самое государство обернется уже против них.

На самом деле, у всего бизнеса – и отечественных производителей, и крупной розницы, и мелкого бизнеса – пока что есть общий враг: хищническое государство в лице азаровской налоговой.

Кроме того, когда представители и тех, и других, выступают как обычные граждане, они сталкиваются с одними и теми же проблемами, общими для всего украинского среднего класса.

Их одинаково возмущает и коррупция судов, и крышевание преступлений правоохранителями, и поборы инспекторов.

Более того, абсолютное большинство ФОП на упрощенной системе тоже не в восторге от того, что ею злоупотребляют более крупные игроки, тем самым подставляя под удар тех, кто честно зарабатывает себе на жизнь в мелком бизнесе.

Однако для того, чтобы избавиться и от государственного рэкета, и от крышевания злоупотреблений (в том числе, но далеко не только – упрощенкой), нужны решительные реформы.

В частности, кардинальное сокращение коррупционных возможностей и дыр для крупномасштабного ухода от налогов (для этого – реформа корпоративного налога и отмена налога на труд), "перезагрузка" ДФС и таможни, создание единого независимого и не силового органа расследования экономических преступлений.

Все это, опять же, из новых людей, либерализация налогового законодательства и внешней торговли и т.д.

И этих целей лучше добиваться вместе, тем более, что без этих реформ все равно невозможно создать вожделенные равные условия: пока живо решалово, некоторые всегда будут более равны, чем другие.

Конечно, есть часть бизнеса, которая не теряет надежду попасть в число таких привилегированных (ну, или остаться там), поэтому ставит палки в колеса таким реформам – но это тема другого разговора.

Наверное, и те, кто сегодня торгует левым товаром не будут рады мерам, которые перекроют каналы его поступления – но и препятствовать им мелкие торговцы тоже вряд ли осмелятся. Да и не смогут, даже если будет желание.

Однако для того, чтобы эти меры стали возможны и эффективны нужно будет так изменить нашу налоговую систему, что даже для этой категории выгоды, возможно, перекроют потери.

И вот только после полной перезагрузки отношений между плательщиками и налоговиками – с закрытием действительно масштабных дыр, ликвидации "конвертов", перекрытием крупномасштабной контрабанды, и т.д., в случае удачи, можно будет осторожно вернуться к вопросу расширения фискализации на рисковые категории плательщиков.

И только в обмен на отмену нынешних непродуманных и неоправданных критериев. И даже при этом трудно представить себе ситуацию, когда актуальным может стать учет первичных документов в малом бизнесе…

Владимир Дубровский Старший экономист CASE-Ukraine

Поделиться:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Количество просмотров: 291

Уроки для начинающих предпринимателей

Новый номер!

  • Як довести, що працівник чужий
  • ПДВ у ФОП-експедитора
  • Робота в IT-сфері: який договір оформити?
  • Єдинник другої групи у відпустці
  • Як підприємцеві використовувати депутата

 Докладніше...

Мы на Facebook

Архив новостей

Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5